Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

муха

Мы вышли на плато, а 24-го выйдем на плац

Так получилось, что у всех, кого ни спросишь, пострадавшие - лишь на уровне знакомых знакомых: типа у дочки сотрудницы свекровь заболела или вроде мальчик из параллельного класса... Даже в Бельгии, где по свидетельствам официальной статистики - мор и погибель. Даже в Нью-Йорке, где месяц назад от страха люди в обморок падали. Но время идет, и у нас заболели двое близких друзей. Причем жена - из тяжелой группы риска - полегче и дома, а он, сильный, здоровый, спортивный (и моложе ее) - еле выкарабкивается, с учетом хорошей больницы (устроили по звонку с работы). Две недели мы за них боялись, каждый день ждали известий. Пока еще не все у них завершилось, но как-то отлегло.
А еще трое знакомых отболели по одной и той же схеме: сильная слабость, озноб, температура днем поднимется до 37.2 (от силы до 37.5), к вечеру спадает. И больше ничего, и так две недели. Подозреваю, что это легчайшая форма. То есть с одной стороны, больницы заполнены, медики погибают, паникеры паникуют, а с другой - люди сидят по домам, теряя здоровье и средства к существованию, и не понимают, за каким лешим: апокалипсис-то явно отменен. То есть личные и конкретные апокалипсисы очень даже происходят, но это всегда так и бывает.
А с завтрашнего дня нас ожидает большой московский бал-маскарад, с народными гуляньями по графику и повсеместным ношением масок. Поскольку подготовка к параду, который состоится 24-го июня, уже началась, как-то плохо верится в законопослушание масс, совсем сбитых с толку.
Тем не менее, нет такого худа, при котором бы не оказалось хоть немного добра. Например, трансляции спектаклей. При моей большой загруженности я смотрю лишь небольшую часть того, что валится на нас в сети, но что мне надо, то успеваю. Думаю, мы никогда бы не увидели некоторых важных для меня записей, если бы не этот чертов вирус, они явно были оставлены лишь для внутреннего употребления. Качество этих записей разное, но для театроманов вполне годится. Так, Сатирикон наконец-то сдался и признал, что просмотр записей может иметь некоторую ценность и уж точно никому не принесет вреда: люди все взрослые, и понимают, что прямо и без потерь перенести спектакль на экран нельзя. Если не готов мириться с трудностями и подключать воображение - проходи мимо! Из сатириконовских закромов мы получили "Деньги", "Тополя и ветер", "Макбетта" (который, впрочем, уже ходил по рукам), а Стейдж Раша расщедрилась и показала "Чайку". Еще из важного: "Турандот" Богомолова (имеет больше архивную ценность, но я именно после нее стала смотреть трансляции) и "Иванов" Бутусова, снятый в МХТ после 16 (?) показов.
Про "Иванова" я писала в инсте и хочу перенести пост сюда.

"У Гоголя две крысы понюхали и пошли прочь. А ты не понюхавши набросилась".
Вот так "не понюхавши" набросились тогда на бутусовского "Иванова" критики, зрители (в большинстве) и, главное - руководство театра. Ну не поняли, не доросли, теперь уже это ясно. И я не была исключением. Мне не то чтобы не понравился спектакль - я думала... мне казалось, что актеры в принципе не могут существовать в тех условиях, в которые их загнал режиссер. Чего стоят эти ветки и чурбаки, наваленные на сцене, так что актерам приходилось думать о том, как бы не споткнуться! Я тогда ещё не знала, что первые показы спектаклей ЮБ редко бывают удачными: тут дай бог следовать хотя бы внешнему рисунку... И не знала, что в "Чайке" эти "условия" будут ещё труднее - и актеры справятся! И эти, скорее всего, бы справились - если бы у них была возможность по-настоящему разыграться. Другое дело - что, если бы не неуспех "Иванова", то и "Чайка" была бы другой. Так что мне горевать не о чем.
А если по делу: отличный это был бы спектакль! Первый бутусовский нелинейный, вывернутый наизнанку, играемый задом наперед. И да - со сценой, заваленной чурбаками, ветками: разрушение, развал, тревога, неустойчивость опасность. Тогда не произошло эмоционального подключения, а сейчас, через экран - произошло. И актеры порадовали героизмом. Так что горевать всё-таки есть о чем.
муха

На карантине

В театре я в последний раз была 4 марта, уже вооруженная японским блокатором вирусов и спиртовыми салфетками. Потом уже ни театра, ни кафе, а с 16 марта все встречи по скайпу. Только магазины и аптеки по мере надобности (забила морозилку курицей и закупила запас лекарств) и недолгие прогулки. То есть, как вы понимаете, мой карантин начался загодя и врасплох меня не застал. Поездка в Париж накрылась медным тазом, сперва перенесли на конец июня, а теперь уже непонятно, удастся ли поменять дату на осень или вернуть деньги. Второй серьезный облом (поймут лишь посвященные) - отмена "Чайки", которая должна была быть сегодня. Собственно, из-за нее я и решила прервать молчание. И еще вот из-за чего.
В начале апреля - дни рожденья у нескольких важных для меня людей, по-разному важных. И я хочу их всех перечислить: Андрей Тарковский, Илья Дель, Денис Суханов и моя подруга Анна-Мария Петра. Тарковского давно уже нет, да и знакома я с ним была лишь через второе-третье рукопожатие (если не считать творчества). А остальных - знаю и очень люблю. И желаю им все пережить, остаться здоровыми, и верю, что мы еще увидимся.
А по поводу "Чайки": есть запись спектакля, которую я уже посмотрела и сегодня буду смотреть, хотя бы фрагментами. Больше, к сожалению, ничего не видела: все трансляции идут мимо меня, почему-то смотреть их теперь очень тяжело... как, впрочем, и слышать итальянскую речь, видеть старые фото, которые мне именно сейчас подсовывает фейсбук, потому что уже несколько лет в начале апреля у меня была Италия. Только в этом году должна была быть Франция, но не срослось.
Берегите себя! И как говорится в не слишком мною любимой "Оттепели": "Терпения вам, большого человеческого терпения!"
муха

"Садко" реж. Д.Черняков, Большой театр, 19 февраля, премьера

Я все-таки попала на "Садко". Мне достался второй состав, про который читала, что он хуже. Как принято говорить, "нууу, не знаю". Действительно не знаю, потому что сравнивать не с чем (надеюсь посмотреть в записи первый), но явно разница не столько в качестве, сколько в принципе. Иван Гынгазов и Надежда Павлова - исполнители с яркой индивидуальностью и драматическими способностями, и мне кажется, что пара Садко-Волхова определяет интонацию спектакля, у Мавлянова и Гарифуллина она будет другой.
Самое главное: очень понравилось, прямо очень! Зрительный зал - как продолжение декораций, музыка окутывает целиком, поэтому чувствую себя как бы внутри историко-культурного артефакта. Русский модерн в действии, без архаики, конечно. Напротив, современный острый спектакль по стилю и смыслу, очень красивый, с декадентским изломом и с декадентской же темой иллюзорности реального мира, отсутствия четкой границы между ним и мечтой. Ну и об инфантильности современного героя заодно. О том, как вроде бы на ровном месте вырастает драма, поскольку жить "ровно" быстро надоедает.
Никаких претензий к исполнению. Можете сказать, что это я просто слаще морковки ничего не ела в оперном жанре. Но уверена, что дело не в этом. Тут ведь как: или захватывает, или нет.
Садко (Гынгазов) - простой парень, наверняка хороший специалист в своём деле; Волхова (Павлова) - ускользающая золотая рыбка и одновременно панночка с русалочьим смехом, обольстительное и опасное существо; Любава (Дудникова) - отличная надоевшая жена. Другой состав интересен ещё и потому, что могут меняться акценты в образах.
муха

"Оптимистическая трагедия" Коляда-театр в ТЦ на Страстном, 16 января 2020

Открываю свой небольшой, но важный ежегодный Коляда-марафон. "Оптимистическая трагедия" известна общим сюжетом и цитатами, но встроить ее в современную жизнь не так уж легко, да и не совсем понятено, зачем это надо. Тем не менее есть еще спектакль Рыжакова в Питере, в Александринке, но там, похоже, пьеса была серьезно переписана. У Коляды все-таки материал идентичен натуральному - настолько, что я вздрагивала всякий раз при упоминании анархистов, тем более что тогдашняя подоплека наезда на анархистов в принципе понятна, а сейчас выглядит анахронизмом. Но без пресловутой связи с современностью не обойтись.
В итоге самое интересное в спектакле - это регулярные обращения из прошлого к псевдо-потомкам, смешение исторических (псевдо)слоев.
Два главных (замечательных) режиссерских решения: шорох волн - больших пластиковых бутылок, двигаемых по сцене и выбрасывающих на " берег" мертвые тела; охапки красных революционных гвоздик, из-за которых кажется, что все происходит на каком-то мемориале памяти павших. И к финалу выводит на почти реальный "мемориал", на фоне которого фотографируются гуляки и отдыхающие под развеселое " И когда на море качка". Переход в настоящее состоялся, и это производит сильное впечатление.
А вот хороводы под знакомую музыку уже не берут. И мне кажется, что подобрана она не слишком тщательно, в итоге хороводы - и энергично-танцевальные, и медитативные - превращаются в общее место, в использование наработанных приемов.
Но мне повезло: прямо напротив моего места стоял Ягодин (бОльшую часть времени) - в советской офицерской шинели и фуражке - и регулярно бил в рынду. Резкие колокольные звуки и то, как Ягодин это делал, не отвлекаясь от танцев, но вечно попадая в нужный момент, хорошо разнообразило действие.
Не могу сказать, что спектакль доставил сильную зрительскую радость, но интересно было.

муха

"Сказка про последнего ангела" реж. Андрей Могучий, Театр Наций, 16 декабря 2019

Я видела три спектакля Могучего и практически не различаю его режиссерского почерка, при том что его талант для меня очевиден. Получается, что каждая постановка по своей стилистике очень сильно приближена к той эпохе, о которой в ней идет речь. "Гроза" - как бы реконструкция театра "до Станиславского", "Губернатор" - эстетика (и скука) "демократической" прозы, "Сказка про ангела" - погружение на 4 часа в 90-е годы, когда подобные спектакли вряд ли ставились (я просто не знаю, не ходила в театр в то время), но книги - писались, фильмы - снимались, а в головах людей, которые не делали историю, а просто жили, зачастую творилась сказочная неразбериха. В спектакле не мой сюжет, но мое ощущение времени: ощущение опасности - прежде всего, понимание того, что смерть рядом (а мертвые рядом с живыми), желание большой любви, которая, с одной стороны, ограждала от хаоса, с другой - усиливала тревогу. А еще - ощущение... горькой притчевости того, что происходило в моей, частной вообще-то, жизни.
Образы из 90-х в спектакле мифологизированы, даны крупными мазками: грубая дикая сила - санитары и бандитского вида мужики с темными лицами, медведь с винтовкой; новое "зло" - наркоман с извращенным сознанием; попса (а в те времена попсовые песни имели бОльшее значение, чем теперь); "видеоклип" в антракте под "Белые розы" - то ли детские рисунки, то ли рисунки душевнобольных, остро чувствующих изменения в мире. Баба Яга - тоже нового типа, замечательная работа Лии Ахеджаковой. Образы психоделические, но заведенные на сказки и мифологию.
Спектакль длинный, с повторами (несколько занавесов-задников, позволяют снова и снова воспроизводить мизансцены). При этом - динамичный, чему способствуют "раздваивание" героя (Данила и Павел Рассомахины), а также постоянно звучащая музыка. Да и сюжет интересный: путь героя изобилует приключениями. Есть и сны, в которых царственно плывет почти врубелевская красавица (Муся Тотибадзе), летят лебеди, белеют облака, а каждая пробежка по сцене или падение сопровождаются поземкой золотистых блесток.
Литературный материал - сказка Алексея Саморядова, а также произведения Романа Михайлова, которого я не знаю. Инсценировка выстроена так, что разделить авторов в ней трудно, понятно, что это люди из "того" времени. Я снова думаю: как же мы это пережили и даже не все умерли?
муха

"Пер Гюнт" , 30 ноября 2019

Я принадлежу к тем немногочисленным зрителям, которые первые два действия "Пера Гюнта" решительно предпочитают третьему. Причем настолько решительно, что сегодня после второго я ушла - на трясущихся от волнения ногах.
Парень, сидевший рядом со мной, каждый момент спектакля воспринимал всеми фибрами души, а когда пела Крегжде, хватался за сердце, за горло, мотал головой от невыносимости эмоций. Интересно, выжил ли он? Или тоже ушел из чувства самосохранения? Как все нервны!
А на улице, прямо у решетки театра, мужик с усилителем орет, как он " в поле с конем". Зрители выходят в антракте - покурить, или подышать, или поймать сеть, которая в Вахтанговском почти не ловится - выходят, переполненные эмоциями - а тут этот, со своим конем. Одна дама не выдержала даже, вступила с ним в разговор: ну как так- вплотную к театру? Развозмущался. У меня, говорит, тут "точка".
Немного сбил мой внутренний пафос.

У меня уже был опыт смотрения спектаклей "частями": уход с последнего действия или, напротив, приход после первого. Это допустимо лишь в том случае, когда видишь постановку не впервые. У меня это было третий раз и, хотя я уже заранее решила уйти во втором антракте (общая усталость, тяжелый следующий день), колебалась все равно - настолько мне нравилось то, как теперь играется "Пер Гюнт". Не уверена, что есть принципиальные изменения. Все так же я получаю огромный кайф от ритма, все так же недоумеваю по поводу того, как женские образы в разных сценах раскиданы по актрисам (героиням) - ну почему Тролльчиха в образе Сольвейг? Почему Яна Соболевская играет Великую Кривую? С этим я просто смирилась, что было непросто в прежние разы и оказалось очень легко на этот. Потому что весь музыкальный ряд устраивает совершенно, потому что от деталей, в том числе ностальгического свойства, захватывает дух. Потому что актеры обрели ту степень свободы, которую я вижу лишь на спектаклях Бутусова. Потому что в конце концов это "моя" история. И вот тут приходится признаться по-честному: первые два действия - "моя", в третьем - уже нет. То есть я просто боюсь, не хочу портить впечатление и тратить силы, которых после серьезной эмоциональной встряски осталось немного. Но - ведь надо! Но - а вдруг и там все срастется? Я только на третий раз смогла разобраться с первой частью спектакля, только сейчас она пустила корни в моем сердце. Теперь можно и рискнуть. Но уже точно могу сказать, что "Пера Гюнта" я люблю.
муха

"Влюбленный дьявол", опера Александра Вустина. МАМТ, реж. Александр Титель, премьера

"Весь я в чём-то испанском!"
Многое из того, что сейчас кажется ультрасовременным, корнями уходит в авангард начала 20 века. Лично я ничего не знала о додекафонии, и, конечно, для моего уха музыка (написанная, кстати в 70-е) звучит странновато. Фокус ещё в том, что ее сюжет, взятый из старинной повести Жака Казота, довольно архаичный, "оперный". Герой поддается на уловки дьявола, сначала движимый любопытством. Потом начинают решаться его финансовые и прочие проблемы, а главное - появляется возможность настоящей любви - того, что особенно ценится во все времена. Так происходит постепенное подчинение существу, которое, побывав в разных образах, в конце концов выбрало самое соблазнительное - образ "барышни в беде".
Нужен был мост между узнаваемым сюжетом и непривычной музыкой - таким мостом и одновременно клеем, соединившим разные элементы постановки, стал видеоряд - от сценографии и костюмов до анимации на огромном мультимедийном экране. Я бы, конечно, подбавила на экраны "каприччос" для пущей жести, но и так отлично: бабочки с пауками и гусеницами, толпы в масках, фрагменты старой живописи (красивая эротика) - в основном в духе Гойи. Помимо экранных образов, есть и другие, очень красивые, впечатанные в зрительную память: "умирающая" блондинка, лежащая на огромной черепахе, которая медленно двигается по сцене; жених и невеста на фоне экранного, во всю стену, дождя (она - с розами, он - с сигаретой в зубах); деревенский праздник в стиле фламенко.
В общем все элементы в спектакле сошлись: и дисгармония, и гармония (и "фисгармония", как сказал бы Остап Бендер - лирическая песня Бьондетты под аккомпанемент чего-то клавишного). Так что создатели спектакля - большие молодцы, причем по всем фронтам - и в смысле воплощения идеи, и в смысле исполнения, которое я в полной мере оценить не могу, но прониклась.. Что касается музыкальных спектаклей, я - почти что обычный человек с улицы, но было очень интересно, осталось сильное эстетическое и эмоциональное впечатление.
И еще обязательно надо отметить: дирижёр и муз. руководитель постановки Владимир Юровский, его роль здесь особенная, и во время спектакля он дирижированием не ограничивается.
муха

...

Я как-то очень была занята всё это время и в записях обходилась фб и инстой, тем более что с сентября была в театре раз-два и обчелся. Но надо хотя бы в общих чертах рассказать, как начался рабочий год-сезон.
Итак, поездка в Черногорию оказалась рекордно травматичной: межреберная невралгия, иголки морского ежа (последнюю вытащила недавно, длинную и жесткую, как щепка) и триумфальное падение на ровном месте в пляжном кафе, со ссадинами на коленках и вывихом в щиколотке, отчего иногда чувствую себя росгвардейцем, собравшим все возможные митинговые травмы и претендующим засудить причастных и непричастных лет на 20 по совокупности. Но всё плохое как-то быстро подзабылось, и мой нынешний мобильник намного лучше и приятнее того, что у меня стащили. И вообще - хорошая была поездка, и сил добавила, потому что за сентябрь много чего пришлось переделать. Например, купили мне диван, точнее, кушетку - со множеством подушек, которые на ночь надо с нее убирать. Так что вечерами моя комната напоминает сценографию к "Человеку-подушке". Сыну пришлось заниматься неопасными, но неприятными больничными делами ("Мама, перемени мне повязку!" - это теперь о нас). При этом он начал преподавать в неожиданном вузе, без отрыва от основного места работы, сама я тоже без дела не сижу - в общем, закрутилось-завертелось. Праздновали мой ДР - из последних сил, но с большим энтузиазмом, что добавило позитива.
Одна беда: в свободное время никуда не хочется выходить, тем более в плохую погоду, а хочется лежать на новом диване и смотреть сериалы, но это скоро пройдет. И пока за окном мокрый снег - черногорское фото для радости.

муха

Воспоминания о Дне Конституции

Когда я училась в 8-м классе, был такой случай. В год принятия новой Конституции получилось, что 5 декабря перестало быть выходным днем, а 7 октября как-то слили. То есть в тот год мы остались без выходного дня, что показалось мне страшно несправедливым. И возникла мысль - 5 декабря прогулять уроки. К этой идее присоединился весь класс - кто охотно, кто по стадному чувству, а кто и по внутреннему принуждению. В общем, после первого урока мы тихо вышли из школы и пошли в кино - на фильм, как сейчас помню название, "И дождь смывает все следы".
На следующий день стали ждать последствий. Нас вызывали на допрос к директору и требовали выдачи зачинщиков. Выдаваться как-то не хотелось... Директор кричала, что это была "антисоветская демонстрация", нас всех выгонят из школы, а потом не примут в институт. И если мы сейчас же не назовем зачинщиков, она будет звонить в роно и райком партии. Интересно, что в качестве зачинщика учителя подозревали безобидного двоечника, которого просто сами терпеть не могли ("Зачем вы его покрываете?") Еще помню, что директор все время врала и передергивала, а когда я ее на этом ловила, кричала:"Я даю слово коммуниста! Кому вы верите - мне или ей?"
Спасла положение завуч, зацепившись за фразу, что у моей подруги Тани в эти дни был день рожденья... Типа может мы так решили отметить? У нас хватило мозгов согласиться. В итоге на следующий день в начале каждого урока я от имени всего класса извинялась перед учителями (остальные в это время стояли со скорбными лицами). Наша классная нас долго не могла простить: и правда, мы ее подставили.
Понятно, что этот поступок был скорее легкомысленным, ради острых ощущений, чем идейно продуманным (8 класс!) Но нельзя сбрасывать со счетов то, что мне в те годы было реально плохо. Меня постоянно засовывали в комитет комсомола или еще куда... А я физически, до тошноты доходило, не могла присутствовать на этих заседаниях, слушать эту риторику. Отец был коммунистом, "потому что так принесешь больше пользы людям". То есть по факту говорил одно, делал другое, чувствовал третье. И это считалось нормальным, а у меня в душе было раздвоение, которого я тогда не понимала, разобраться с которым не могла.
Я думаю, многие из молодняка сейчас чувствуют похожее. И идут на митинги по разным причинам: кто из-за обостренного чувства социальной несправедливости, кто за острыми ощущениями, кто - потусоваться.... Но им всем тошно жить так, как мы сейчас живем, и эта тошнота - очень неприятный фон, избавление от которого и есть - главная мотивация.
муха

"Жизель" Акрама Хана, Английский Национальный балет, видеозапись, показ в "Октябре"

У меня в принципе театр на экране хорошо идёт, к тому же это явно лучше, чем смотреть балет откуда-нибудь из-под люстры. Но здесь неожиданно оказались сильно мешающие моменты - крупные планы, их много и они часто используются не по делу. Следить за мимикой балетных артистов в то время, когда они (или другие) двигаются - не очень приятно, к тому же не оставляло ощущение, что выбираются не те ракурсы, которые хотелось бы видеть.
Особенно это заметно в 1-м отделении, когда перед нами - толпа фабричных рабочих (там много мигрантов), одновременно агрессивная и подавленная, со своими внутренними отношениями и яркими танцами (движения четкие, точные, энергичные - современные, с индийскими элементами). Витальная Тамара Рохо выглядит здесь, как Кармен, а ее танец тоньше и сложнее мимики. Про мимику и драматические возможности Альберта лучше промолчать. 1-е отделение - о социальной несправедливости и ее последствиях. Хозяева жизни, зашедшие на фабрику, одеты в стилистически разные, но одинаково стесняющие движения костюмы: им не нужно работать. В музыке много звуков производства, улицы, зачастую она вообще лишена гармонии. Музыка (Винченцо Ламанья) мне очень понравилась, хотя из любимого с детства Адана я услышала лишь две темы - как бы поставленные на повтор. Самая эмоциональная - в сцене сумасшествия Жизели.
2-е отделение показалось более интересным, что естественно. Сильная, широкоплечая Мирта (впрочем, царицу виллис и в классическом варианте обычно танцуют крупные девушки) доходчиво объясняет Жизели, что есть что. Но любовь зла. И оказывается, что прощение не просто возможно, а естественно, потому что смерть важнее и серьезнее всего остального. Дурак Альберт пропустил умирание возлюбленной, и теперь для него все это как бы повторяется. Вот тут крупные планы оказались уместными, так как часть танца построена на прикосновениях, которые то возможны, то нет. Смерть в спектакле материализуется как ускользающая возможность, а потом просто невозможность прикосновений. Сначала - взаимных, потом и односторонних. Остается телесная память и жесткая, грубая земля.
После показа была встреча с Акрамом Ханом, который сказал, что, будь его воля, он бы сделал спектакль еще мрачнее, а Жизель была бы беременной. Ну вообще-то я и так решила, что она беременна из-за постоянного фиксированного внимания к животу танцовщицы. Железные (а на самом деле - бамбуковые) пугающие прутья в руках виллис, упирающиеся в животы - эмоционально сильная деталь, жестокость современного мира.
Ну а по сути - и жизнь, и слёзы, и любовь... Современный романтизм, в котором мало традиционно красивого, но есть правда жизни. Эстетическое удовольствие, которое доставляет балет, не похоже на то, что мы привыкли получать от "Жизели".