Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

муха

"Бег" в МХТ реж. С. Женовач, премьера, 16 мая 2019

Очень грустно и обидно. И прежде всего за самого Женовача, который, конечно, хотел, как лучше. У меня есть потребность периодически смотреть его спектакли, но теперь думаю, что стоит это делать только в СТИ: там хотя бы актерам не надо работать на огромный зал, а это на пользу настроению и смыслу. Здесь же получилось одно большое общее место, и каждый актер вынужден играть общее место. Сперва Бурковский-Голубков подавал надежды, но потом и он скис. Пегова - очаровательна и органична, но это как всегда и в данном случае погоды не делает.
"Сны" видит только Хлудов, а это самое простое и очевидное, что можно себе представить. Непрерывно страдать Хлудову-Белому помогают мертвые солдаты, лежащие кучей на помосте, из которых временами кто-то поднимается с речами, а потом укладывается обратно - единственный оригинальный режиссерский прием. Из-за предсказуемости происходящего становится очень скучно. А кому-то - наоборот, интересно, потому что все понятно, ожидаемо и Пореченков с Верником отжигают. Поймала себя на нехорошем чувстве к режиссеру: воспитывая зрителей подобным образом, кормя его манной кашей, театр в итоге получает публику, которая становится невосприимчивой к сложным смыслам и формам. И часто - агрессивно невосприимчивой.
Сценография отсылает не к булгаковским постановкам Женовача в СТИ, а к эпичной "Белой гвардии" - тоже помост, который можно трактовать как корабль, железнодорожный перрон или как плаху. Но не как Константинополь, не как Париж. Лишь дерево и шинели, лишь далекий свист зимнего ветра - сны Хлудова именно таковы. Публику развлекают пьяный Чарнота (грубый, антрепризный Пореченков), элегантный и одновременно смешной Верник (ну все знают Верника!) и живая, непосредственная, хорошенькая Пегова. Получается, что от музыки, которая могла бы скрасить впечатление, отказались в угоду новой моде, но "для души" в таком случае выдвинули вышеперечисленных. Я Пореченкова не люблю со времен старого бутусовского "Гамлета", и с тех пор он лучше не стал.
В общем, хотелось "пирамидону", который достался персонажу Артема Быстрова, зачем-то ради одной маленькой (и не очень удачной) сцены, призванного в ряды.
муха

"Дракон", реж. К.Богомолов, МХТ, премьера, 10 февраля 2017

Спектакль - ностальгическая (но без ностальгических сантиментов) фантазия Богомолова на темы Шварца, советского черно-белого кино, юности родителей и собственных спектаклей. Сценографически делится на две части: ломакинско-богомоловский совок и (тоже ломакинско-богомоловская) внутренняя поверхность гроба с красной обивкой, которая превращается в розовую ("жизнь кажется пошлостью в глазах умирающего"). В первой больше "Дракона", во второй - "Голого короля", но персонажи легко переходят из одного в другое. А черно-белое кино - в "Оттепель".
Главное впечатление - как будто всё это уже видано и слыхано. Ланселот - молодой блондинистый Кирилл Власов по большей части играет "миркурбанова" - в его манере и иногда даже с полной имитацией голоса. Мало того, он играет "это" - человека у самого края (могилы и вообще), испытавшего все ужасы 20 века, начитавшегося мировой "книги жалоб". При этом его герой соединяет в себе и непутевого Любшина из "Пяти вечеров", и Баталова из "Летят журавли", и Бориса Плотникова в терновом венце, и булгаковского "благородного офицера" - одновременно мученика и пародию. И гламурного Христа (стилизованное изображение над сценой). А под конец превращается в европейское белесое существо с "юрмальского" фестиваля.
Эльза (Надежда Калеганова) - недоделанная Настасья Филипповна из "Князя" (вместо манерного детского сюсюканья - гламурная артикуляция, на радость залу), впрочем, играет хорошо. Евгений Перевалов - чудесный отец Эльзы из "1 части", потом обернувшийся "подружкой невесты". Я два раза видела его у Богомолова - и оба раза в женском платье. Теперь интересно: а его Дартанян тоже переодевается?
Олег Палыч Табаков - и есть О.П.Табаков, понятно, что Бургомистр и Король. Верник в жутком пластическом гриме производит более сильное впечатление, чем просто Верник. Он - главная голова, а вообще трехголовый Дракон - это семейство, папа-мама-сынок. Павел Табаков - мой любимчик с премьеры "Года", и остается таковым: сосредоточенность, обреченность, серьезность ребенка, которому по-настоящему плохо; и в финальной "ванне" его герой, думаю, вены себе вскрыл.
Конечно, были и экраны, и оператор в зале (респектабельный господин на крайнем месте агрессивно отпихивал треногу штатива, рискуя уронить камеру). И советские шлягеры, и титры с отличными афоризмами. Спектакль идет 1 час 40, но его можно было сократить и до часу. А можно и продлить до четырех, умножая сущности, добавляя песенки и кадры из фильмов. Моего зрительского интереса хватило именно на час, но тем, кто Богомолова видел не так много, думаю, было повеселее.
муха

"Синее чудовище", 29 ноября

По поводу вчерашнего состава уже писалось, здесь сходятся во мнениях многие.
От Панталоне-Кузнецова в минуты его "перевоплощений" буквально глаз не отвести.
Полина Райкина в роли Смеральдины просто великолепна.
Гламурная красавица Гулинди (Маликова) вызывает и сочувствие, и восхищение.
Ломкин-Таэр прекрасен: при столь сложном внешнем рисунке - потрясающее внутреннее наполнение роли, проявляющееся в каждом движении, в интонации, мимике (убийственная синяя маска не в состоянии скрыть мимику актера - если она у него есть).
Труффальдино (Лежава) - забавный и трогательный негритенок, который во время рассказа о своей ревности неожиданно и очень точно повторяет до боли знакомые интонации Жадова - доигрался, похоже, в массовке "Доходного".

Дзелу. По свидетельствам очевидцев в субботнем спектакле он не встряхивал волосами, сняв маску.
Я не знаю, чем это объяснить. Почему нам так важно, чтобы было это движение? Почему с замиранием сердца ждешь момента: снимается маска, видишь измученное лицо, с волос летят брызги, слышишь усталый глубокий голос... Очередное сухановское "преображение".
Вроде бы и не вспоминаешь ничего, но из глубин подсознания что-то всплывает. Капли воды, летящие с волос Дункана, повязка на глазах ослепленного Глостера, Бэкингем, хватающий ртом воздух в последнюю минуту жизни. Бутусовский микрокусочек в спектакле, совсем ДРУГОМ и по стилистике, и по мироощущению.

Мне не очень близок веселый и милый Дзелу из 2-го действия - с бананом, фотоаппаратом и простыми и правильными словами.
Но я обожаю гламурное, но волшебное существо, потрясающе красивое - в любом ракурсе, в любом кадре, СОВЕРШЕННОЕ в своем роде (кстати, странный костюм Чудовища удивительно идет актеру). И это предчувствие "преображения", которое уже живет в нем...
И ожидание этого " преображения" - нами...